english
 
 
 
 
Синопская 14 (ростел...
Металлострой
остатки кабеля
Запрос каналы по 5-1...
Ищем аренду волокн
Каналы для небольших...
наб Кутузова, 10
от наб. Обводного ка...
Интернет/КПД в Кронш...
Ириновский 1
29.08.2016
Оператор как интергатор: Cisco тоже ставит на модель cloud computing
   Максим Репин, менеджер по развитию решений Cisco для совместной работы в России и СНГ рассказал IP-News о становлении облачного решения Cisco для операторов, развивающих унифицированные коммуникации

14.07.16 23:36:13


Персоналии
01.07.1975
Электроник Програм Сервис, Генеральный директор
06.05.1980
TimeWeb.ru, Генеральный директор
31.12.1985
WEBA - оптическая сеть, Исполнительный директор
Все персоналии

Обзоры и аналитика
29.01.2009
Интернет-провайдеры
Связисты блокадного Ленинграда


«Вот так умирали люди. Когда они шли, кто-то садился на тротуар.

 Сначала к нему подходили, первое время, а потом его просто обходили,

 и он часто вмерзал в струйку вот этой воды, которая шла…»

 

Даниил Гранин, Алесь Адамович,

 «Блокадная книга»

 

Сколько человек погибло в блокаду? Точных данных до сих пор нет и, вероятно, никогда уже не будет. Исследования последних лет позволили назвать цифру в 1 миллион 200 тысяч погибших в блокадном Ленинграде. Когда полностью была снята блокада, в городе осталось лишь 560 тысяч жителей.

 

Среди имен людей, отстоявших наш город в дни вражеской блокады, немало скромных имен связистов. Именно благодаря их работе, его защитники и его жители никогда не утрачивали связи с «большой землей», кольцо информационной блокады вокруг осажденного города не сомкнулось.

 

И это 65 лет назад, когда не было ни интернета, ни спутниковой связи, ни современного оборудования! Да что там говорить, даже те скромные технические средства, которыми они располагали, приходилось постоянно восстанавливать буквально из ничего.

 

И, тем не менее, голос осажденного Ленинграда мог слышать весь мир! Достаточно сказать, что связь Ленинграда с Москвой с октября 1941 года и до полного снятия блокады работала без перебоев. Не только войска и руководители обороны, но и горожане оставались связанными со своей страной. Москва принимала радиосигнал блокадного города на коротких волнах, а затем транслировала его на всю страну, на весь мир! Со всех концов страны, от эвакуированных родных, от знакомых в Ленинград летела почта. И письма доходили до адресатов!

 

Не выключайте радио!

 

«Именно из репродуктора мы узнавали о последних событиях, слышали предупреждения о надвигающейся опасности. Дикторы прямо так и говорили: «Не выключайте радио!» Мы его и не выключали. Хотя нередко звучал лишь метроном»

Лев Мархасев,

«Российская газета»

 

Ещё в первые месяцы блокады на улицах Ленинграда было установлено 1500 громкоговорителей. Радиосеть несла информацию для населения о налетах и о воздушной тревоге. Знаменитый метроном, вошедший в историю блокады Ленинграда как памятник сопротивления населения, транслировался во время налетов именно через эту сеть.

 

Ленинградский метроном – изобретение одного из радиотехников, имени которого в памяти ни у кого не осталось. Он предложил соединить метроном с неким самодельным устройством с моторчиком. И задавать ритм метроному. При надвигающейся опасности это устройство и убыстряло метрономное тикание, что означало объявление воздушной тревоги. Так журналисты нашли способ предупреждения слушателей об опасности, чтобы ленинградцы могли укрыться в бомбоубежищах.

 

В 2002 году в Петербурге-Ленинграде появился памятник ленинградскому репродуктору. Мемориал с одноименным названием установили на углу Невского и Малой Садовой. Теперь к нему возлагают цветы.

 

«Для нас, детей блокады, радио было всем. Чёрная тарелка в нашей комнате большой коммунальной квартиры на шестом этаже по улице Восстания, дом 32, была единственной. Всё, что происходило в стране и на фронте, мы узнавали только по радио»

 

Андрей Морозов,

«Невский альманах»

 

Война превратила потребность слушать радио из каждодневной привычки в условие выживания, необходимое, как воздух, как хлеб. Случалось, радио помогало держаться, пусть недолго — день-два, — даже без хлеба.

 

Голос Ольги Берггольц

 

В военные годы Ленинградское радио расположилось в известном всем доме на углу улиц Ракова (сейчас Итальянская) и Пролеткульта (Малая Садовая). Сейчас этот дом знаком всем по открытой студии «5 канала». А в блокаду отсюда звучали сводки Совинформбюро, репортажи с Ленинградского и Волховского фронтов, слова надежды и утешения.

 

Подвиг блокадного Ленинградского радио многократно описан в книгах, статьях и очерках, показан в художественных и документальных кино- и телефильмах, пересказан в радиофильмах, которые были основаны на военных звукозаписях радиожурналистов Лазаря Маграчева, Матвея Фролова и многих других.

 

Чтобы защитить ценное оборудование от бомбежек, мешками с песком и досками закрыли не только окна первых этажей, но и окна в Центральной аппаратной и некоторых других помещениях, а на крыше установили места для дежурства во время налетов вражеской авиации. В подвале под могучими сводами были оборудованы бомбоубежище и резервный радиовещательный узел с маленькой студией, на случай, если дом будет сильно поврежден вражескими бомбами и снарядами.

 

Все основное радиовещание, как и в мирное время, шло из студий на четвертом этаже. В тяжкие месяцы блокады тут тоже были раскладушки: работники радио не хотели тратить последние силы для перехода с этажа на этаж. Многие сотрудники жили прямо в редакции, топили помещение, разбирая перекрытия крыши.

 

На Ленинградском радио в блокадные дни в эфир выходили и известные писатели, самая известная из них – поэтесса Ольга Берггольц, которая после смерти мужа также поселилась в этом доме. Она делилась с ленинградцами своими надеждами на победу, читала стихи, которые писались тут же, в редакции, по ночам.

 

Ольга Берггольц о победе: «Да, нам сейчас трудно... Но мы верим... Нет, не верим, знаем — она будет... И может быть, товарищи, мы увидим наш сегодняшний хлебный паек, этот бедный, черный кусочек хлеба в витрине какого-нибудь музея».

А.И.Рубашкин, 

«Голос Ленинграда»

 

Кабель по Ладожскому льду

 

Однако, как же получилось, что окруженный город остался на связи со всей страной? Когда узнаешь, как была налажена связь в блокадном Ленинграде, сперва верится с трудом. Единственным коридором на большую землю оставалась знаменитая «Дорога Жизни», проходившая по Ладоге.

 

В первой декаде сентября 1941 года через Ладогу был проложен телеграфный полевой кабель ПТГ-19. Однако в таких условиях он смог проработать всего несколько дней. Обеспечение проводной связью было решено в конце октября 1941 года прокладкой морского бронированного подводного кабеля. Работы по его прокладке проходили в неимоверно тяжелых условиях. По решению Военного совета Ленинградского фронта, для обеспечения бесперебойной связи и руководства перевозками по «Дороге жизни» прямо по льду Ладожского озера в ноябре того же года была проложена кабельная линия, протяженностью 36 километров. Она соединяла Ленинград, населенные пункты Коккорево, Кобону и Лаврово.

 

Позднее по льду был проложен второй кабель и установлены контрольные посты. Когда лед осел, и сверху появилась вода, проложенные кабельные линии вышли из строя. В сложившихся условиях была проложена малогабаритная линия особой, новой, конструкции. Эта линия работала устойчиво. В случае выхода из строя морского подводного кабеля она могла быть использована и для связи с Москвой.

 

Радиопередатчики строили под бомбежками

 

К 1941 году Ленинград имел достаточно развитую общегосударственную сеть радиосвязи и радиовещания, объекты которой в основном размещались в пригородах (Пушкин, Колпино, Островки).   С началом войны эти радиостанции оказались на передовой и стали объектами интенсивных бомбежек, артиллерийского и минометного обстрела и очень скоро были выведены из строя. Только средневолновая радиостанция РВ-70, расположенная в Петроградском районе города, не прекращала свои передачи, однако ее мощности было явно недостаточно для обеспечения высококачественного вещания.

 

В начале осени 1941 года радиостанции из пригородов были демонтированы и доставлены в город. Так, передатчик мощностью 15 киловатт и два передатчика по 0,5 кВт установили в подвале Русского музея. Антенным полем радиостанции служили крыша музея и Михайловский сад. Еще один передатчик мощностью 15 кВт  и два коротковолновых передатчика по 100 кВт установили в подвале здания Палаты мер и весов. Башня этого здания использовалась как опора для подвески антенн. Приемную станцию разместили в подвале одного из зданий Александро-Невской лавры, две другие - в подвалах Дома учителя (Дворец Юсуповых на Мойке).

 

После прекращения работы мощной радиостанции РВ-53 в Колпино, качество вещания резко ухудшилось. И тогда, в условиях тяжелейшего блокадного 1942 года, перевезенное из Колпино оборудование было смонтировано в надежно укрытом  зеленью сада буддийском храме на Приморском проспекте. Оригинально и смело была решена проблема антенны. Строить мачту (до войны это было 100-метровое сооружение) было нельзя - это означало полностью демаскировать радиостанцию. И тогда радисты предложили использовать обманный аэростат заграждения. Антенну на аэростате поднимали на высоту 380 м, а поскольку вокруг плавали еще 10 таких же маскировочных аэростатов, противник ни о чем не догадывался.  Радиостанция РВ-53 заработала вновь, и голос  борющегося Ленинграда зазвучал в эфире с прежней силой.

 

В 1943 году на территории бывшей дачи Чернова, расположенной на правом берегу Невы у Володарского моста, в кратчайшие сроки была построена и введена в действие радиостанция РВ-1141 с коротковолновым передатчиком мощностью 60 кВт. Сейчас это действующий Радиоцентра  №3.

 

Подвиг радистов и инженеров

 

В дни блокады Ленинграда, особенно на тех направлениях, где вследствие частых разрушений от бомбардировок и обстрела проводная связь неоднократно нарушалась, и восстанавливать ее в короткие сроки не представлялось возможным, использовалась радиосвязь. Для ее осуществления использовались не только полевые войсковые радиостанции, но стационарные радиопередатчики и приемные центры.

 

В воспоминаниях бывшего начальника радиоузла особого назначения в блокадном Ленинграде Ивана Яковлевича Петрова рассказывается о ежедневном подвиге радистов-блокадников. Его радиоузел располагался на территории Петропавловской крепости, техническое оборудование было весьма примитивным, а задача стояла серьезная – обеспечение связи с разведкой и партизанскими группами. В радисты шли добровольцы: юноши и девушки 18-19 лет. За короткий срок им объясняли основы радиодела, обучали прыжкам с парашютом и владению автоматом.

 

«От радистов, прыгающих с парашютом, да еще ночью, требовались не только смелость, но и умение приземлиться с радиостанцией и грузом за плечами в точно заданном районе. Это было нелегко», - вспоминает Иван Яковлевич.

 

В условиях блокады роль радиосвязи возросла в разы. Встала новая задача - обеспечить надежную связь с многочисленными корреспондентами, вооруженными приемо-передатчиками малой мощности. Когда переносили передающий центр в Русский музей,

обессилевшие от голода инженеры все тяжелые монтажные работы осуществляли вручную, не хватало горючего для автомашин, и поэтому небольшие грузы приходилось переносить на себе.

 

Инженеры монтировали и запускали перебазированное оборудование радиостанций, восстанавливали разрушенные радиосети и антенны, модернизировали и создавали под конкретные условия уникальные образцы радиотехники. Всего за время войны было развернуто и построено вновь 18 объектов, обеспечивающих радиовещание и радиосвязь в осажденном городе. Для связи между передающим и приемным центрами и пунктами радиоузла использовалась городская кабельная телефонная сеть.

 

Эта скромная, на первый взгляд, работа требовала подлинного героизма, так как часто ее нужно было выполнять в условиях бомбардировок и обстрелов. Наряду с мужчинами связь в городе обеспечивали и женщины. Даже в минуты крайней опасности не покидали своих постов телефонистки и телеграфистки.

 

Ленинграду писала вся страна

 

Несмотря на тяжелейшую обстановку аккуратно доставлялась почта. Очень трудно представить сейчас, как доходила тогда корреспонденция до осажденного города, как разносили ее почтальоны. Но ведь это было!

 

«Весила сумка килограммов пять, но была многократно тяжелей - ее делали такой похоронки. Носить их было очень тяжело, особенно тем, кого успела запомнить, кто часто спрашивал - нет ли ему письма. Я одной женщине несколько раз не решалась похоронку отдать. А когда это сделала, то села вместе с ней на скамейку у дома и зарыдала, будто это моего родного человека убили на фронте».

 

Клавдия Васильевна Фадеева,

блокадный почтальон

 

 

Сначала письма шли в основном с Ленинградского фронта и кораблей Балтфлота. А потом, когда открылась «Дорога жизни», в Ленинград стала писать вся страна. Что ни письмо, то новый город! Почтальоны разносили даже газеты (!), которые печатались тут же, в небольшой типографии.

 

И вот, 18 января 1943 года, у микрофона - Ольга Берггольц: «Ленинградцы! Дорогие соратники, друзья! Блокада прорвана! Мы давно ждали этого дня, мы всегда верили, что он будет… Ленинград начал расплату за свои муки. Мы знаем - нам ещё многое надо пережить, много выдержать. Мы выдержим всё. Мы – ленинградцы»

 

 

Анастасия Симакина

IP-NEWS

 




Просмотров: 21157


Новости spbIT.ru
О сайте | Регистрация
Copyright c 2002-2014. Сайт является средством массовой информации. 18+
При использовании материалов сайта необходима ссылка на источник в согласованном формате.
гостиницы отели одессы
Создание сайта - NetExpert
Интернет-провайдеры Санкт-Петербурга